Category: финансы

lapti

Невидимый госдолг

О госзакупках как скрытом госдолге:

Откуда такая схема пошла и как она узаконена? В СССР госбюджет авансировал все заказы до копеечки, но так как все исполнители были тоже государственные, а безналичные деньги условные, это было перекладывание из кармана в карман. Реальной проблемой для исполнителя было достать «фонды» – то есть материалы и компоненты для выполнения работ, чем занимались асы логистики, неофициально именовавшиеся «толкачи» и «доставалы».

А вот в России, вероятно, текущая ситуация сложилась стихийно в период неплатежей и гиперинфляции 1991–1998 годов, когда любой аванс было выгоднее обвалютить и крутить в банках, зарабатывая на курсе. Никаких нормативных актов под таким порядком обнаружить не удается – он существует целиком «на понятиях», то есть является стихийным и оптимальным «обычаем делового оборота».
lapti

Когда у UBER кончатся деньги

Недавно на BI вышла компиляция утечек финансовых даных UBER. Используя эту компиляцию, я сделал проформу юбера, чтобы получить ответ на вопрос, когда у UBER окончатся деньги без новых инвестиций. По моим расчетам, момент истины для UBER наступит через примерно 7-8 кварталов, в последние месяцы 2018 года.

Как был сделан расчет? Денежные потоки UBER выглядят примерно так: получили инвестиции, тратим на рост и развитие, получаем чистый оборот, отдаем долю водителям, остальным закрываем дефицит.

Собственная доля UBER в обороте (чистый оборот) очень стабильна по годам, 1/6 (16-17%) от общего оборота. Это можно считать входящим на счет UBER кэшем. Рост оборота UBER сильно менялся по годам и после ухода из Китая почти прекратился, остановившись на $1700M в квартал.

Из финансовых показателей известна только EBITDA, и так как собственных активов (и как следствие неденежных поправок) у юбера практически нет, задолженности минимум - все, что между ебитдой и чистым оборотом (себестоимость, они же косты), можно считать денежными расходами. С лета 2016 года, правда, UBER платит проценты по $1150M займу, но это 5% годовых, в квартал порядка 14-15 миллионов, что проваливается в ошибку округления костов.

Косты UBER колебались от 2,88 max до 1.42 min от чистого оборрота, и сейчас стабильны около 1,5 от чистого оборота - минус $2550M в 3 квартале 2016 года. EBITDA в этом же периоде - минус $850M, это исторический минимум.

Всего UBER поднял на рынке $11572.45M инвестиций и кредитов. Накопленный чистый оборот за все время существования - $5275.5M, накопленные косты - $9108.1M . Значит, у UBER на счету осталось $7739.85M .

Продолжать политику роста оборота любой ценой UBER смысла нет, это приводит лишь к ускорению ухода в минус, и видимо, UBER понял это, уйдя из Китая. Если UBER сохранит прежний уровень превышения себестоимости над оборотом - денежный разрыв произойдет через 8,59 кварталов после последнего известного периода (3 квартал 2016 года, т.е. 1 октября). Это означает примерно декабрь 2018 года.

Может ли UBER вместо сокращения издержек поднять еще инвестиций? Теоретически да, практически - скорее в долговой форме. Инвесторов "последней инстанции", то есть арабских и российских, Юбер уже использовал. Его последним траншем был как раз заемный. Но учитывая, что Юбер брал этот транш по ставке больше 5%, условия нового займа будут скорее такими же или хуже, а это означает потолок займа не больше 3-4 миллиардов, далее долговая нагрузка увеличит текущие расходы до непосильного уровня. То есть еще годик Юбер себе купить может. Вряд ли больше.

Когда-то давно первый венчурный капиталист Силиконовой долины Билл Дрейпер сказал мне: "В те времена мы не платили своим покупателям, чтоб те покупали у нас" (речь шла про 1960-е годы). Косты UBER по сути именно об этом: UBER много лет отдает во всех видах 3 доллара, чтобы получить 2.

Так вот я думаю, что было б намного проще эти деньги переводить пасажирам на счет для поездок, но в соотношении 5 к 1. И косты б пришли в равновесие с доходом... и рост бы не надо было поддерживать. А где выигрыш? На оверхеде, который UBER сможет срезать. Тысячи дармоедов сократить, короче. Правда, инвесторам это ужасно не понравится, но как мы выяснили - новые инвестиции почти без шансов - а коли так, то и нравиться им больше не надо. Можно послать этих глупых и жадных людей лесом.
boss

Зогатко финансовое

lapti

On-demand: Халява кончилась

lapti

Ненужная деловая журналистика

Вот, дети, и все, что вам нужно знать о "деловой журналистике" в России -- треть ее ("Ведомости") стоит меньше одного автосалона.

"...Лысова выяснила, что Петров решил не бороться за актив. Объяснил причины ей на этот раз не Петров, а один из топ-менеджеров «Рольфа», ответственный за инвестиции. «Вы поймите нас тоже, — невозмутимо говорил он Лысовой по телефону. — Сложная сделка, много рисков, Сергей — депутат Госдумы, прогнозы по прибыли неизвестно какие, а у нас основной бизнес, который мы тоже вынуждены сокращать. Сейчас, например, у нас решается вопрос: открывать нам новую дилерскую точку или не открывать, а суммы — сравнимые. Только там хорошая EBITDA..."


Какова страна, такова и журналистика.

PS. Еще мы узнаем, что автоторговля и в глубочайший кризис имеет хорошую ебитду, несмотряна, а депутат Госдумы отлично совмещает парламент с операционным управлением бизнесом, несмотряна.

PPS. А вообще весь этот материал написан ради фразы "Кудрявцев заработал 20 миллионов" и "Роскомнадзор сказал, что он не настоящий владелец". Читай TL-DR: "Я настоящий, как вам не стыдно, вот и справка от Тимченко".
lapti

Корреляция и каузация

Институциональные экономисты любят писать статьи о корреляции разных "индексов свободы" с ростом... если б еще корреляция была признаком причинности!

http://tylervigen.com/

По ссылке: потребление сметаны имеет 95% кореляцию со смертными случаями среди велосипедистов, яиц - со смертными случаями водителей автомобилей, и так далее.
boss

Стартапы и налоги

lapti

Учоныи Экономисты и Система-2 Каннемана - практическое пособие моим студентам

Когда студенты обсуждают со мной, стоит ли им идти в магистратуру и аспирантуру экономических вузов (а физтехов туда берут почти что автоматом), я в том числе уточняю, знают ли они, чем им придется заниматься после выпуска, и будет ли им это нравиться? Сегодня усилиями sguriev и его соавтора Цывинского у нас появился обзор-реферат трех работ, очень типичных для академической институциональной экономики.

Дорогие студенты, хотите ли вы писать статьи с примерно такими вот выводами, как эти Учоныи?

Пол Колльер и Анке Хофман из Оксфорда в статье «Ахиллесова пята демократии, или Как выиграть выборы без особых усилий» изучили влияние незаконных методов удержания власти на выборы. Их исследование показывает, что применение таких методов значительно увеличивает вероятность победы на выборах и удваивает продолжительность нахождения у власти.


Применение незаконных методов повышает вероятность победы. Нарушение правил улучшает шанс на выигрыш! Duh, Captain Obvious. Если б вы доказали, что нарушитель скорее проигрывает, чем выигрывает - вот это было б открытие и диво! Понятно, что нарушитель нарушает правила именно потому, что его стимулирует надежда приобрести выгоду в результате нарушения - но вот если б нарушение сокращало шансы нарушителей, а те несмотря на это нарушать продолжали, вот тут был бы предмет исследования такого парадокса. А когда описанное поведение совершенно логично - ты ждешь выгоды и выгоду получаешь - где тут предмет научного исследования? Точь-в-точь как то исследование, что дельфины спасают людей, потому что спасенные сообщали лишь то, что дельфины толкали их к берегу, и никто не сообщил, что дельфины его топили. Но такие исследования в современной экономической науке отлично проходят peer review и публикуются.

А как еще написать проходную работу по институциональной экономике? Коррелируй что под руку попадется с чем под руку попадется, но так, чтоб вывод вышел либерально-демократический:

Американские экономисты Бенджамен Джонс и Бенджамен Олкен задались вопросом, что происходит со страной после неожиданного завершения диктаторского правления. В статье «Важны ли лидеры? Национальные лидеры и рост в период после Второй мировой войны», опубликованной в Quarterly Journal of Economics, они рассматривают ситуации, где смена режима происходит не в результате переворота, а в результате несчастного случая или болезни и используют послевоенные данные по всему миру. За эти годы было 105 правителей умерли, находясь у власти, из них 28 были убиты, 12 погибли в несчастных случаях и 65 умерли по естественным причинам. Ситуации убийств и переворотов Джонс и Олкен тут не рассматривают. Ведь вероятность переворота зависит от экономических переменных: чем ниже темпы роста, тем вероятнее смена режима. Оказывается, что в недемократических режимах смерть лидера (вследствие несчастного случая или естественных причин) приводит к существенному повышению темпов роста — примерно на 1% в год. В демократических странах смерть лидера на экономику не влияет.


Перевороты и убийства исключены крайне предусмотрительно: Джон Кеннеди, Улоф Пальме и Пак Чун Хи, убитые в период бурного роста (причем после гибели Кеннеди и Пальме в демократических США и Швеции рост резко остановился, а после смерти диктатора Пака рост в Южной Корее как был, так и продолжался с 1979 вплоть до 1998 года), резко испортят эту красивую картину. Кстати, в развитых странах лидеры вообще имеют мало шансов умереть у власти от естественных причин - там продолжительность жизни велика, а возраст кандидата в лидеры, как правило, не преклонный - стариков не выдвигают уже даже в Японии. В результате всю статистику сделают слаборазвитые страны.

Интересно влияние неожиданных смертей и на капитализацию компаний, связанных с политиками. Недавнее исследование Мары Фаччио и Дэвида Парсли о влиянии смертей ключевых политиков на капитализацию компаний, расположенных в регионе, в котором этот политик родился и жил, показывает снижение стоимости таких компаний в среднем на 1,7%. Этот эффект значительно выше в странах с высоким уровнем коррупции. Так, в Пакистане и Зимбабве (страны с самым сильным эффектом) падение стоимости фирм составляет 10%.


Разумеется, уточнять, что в Зимбабве такая гиперинфляция, что стоимость компаний там понятие сугубо виртуальное, а в Пакистане норма отката - те самые 10% (это не Россия с ее 2%), совсем не стоит. И считать падение не от абсолютной величины, а от уровня рынка - тоже. А то окажется, что после падения политика весь рынок грохнулся на те же 10% - и про что вы тогда статью писать будете? Что падения стоимости фирм обнаружить не удалось? А что скажут рецензенты? "Зачем вообще нужно было такую статью писать"? И правильно скажут.

Вообще, поменьше уточнений:

...только что вышедшая статья экономистов из Университета Утрехта Ясона Папаиоанну и Яна Луйтена ван Зайдена «Эффект диктатора: как продолжительность правления влияет на экономическое развитие в Африке и на Ближнем Востоке». Авторы используют данные по 58 странам Северной и Экваториальной Африки за 1960-2009 гг. Отсеяв все известные факторы, которые влияют на экономический рост и демократические институты, авторы выделили влияние на рост продолжительности нахождения диктатора у власти: каждый дополнительный год диктаторской власти снижает темпы экономического роста в среднем на 0,13% в год.


- если вы уточните, что погрешность измерения ВВП намного выше 0.13% даже в развитых экономиках, где учет поставлен хорошо (http://www.bea.gov/newsreleases/national/gdp/2010/pdf/gdp2q10_2nd.pdf и прочтите методологию на последней странице, какие поправки вносят в эти замеры) , а в развивающихся странах 40-60% национального продукта от радара статистики ускользает, не говоря уже о дальнейших искажениях от курсов валют, PPP (этот коэффициент вообще методологически ужас кромешный), и все это не считая того, что сводные таблицы ВВП делаются Всемирным Банком не прямо, а на основе национальной статистики, причем каждая страна сама себя обсчитывает методами, только ей одной известными... Что вы измерили? Имеет ли ваш расчет какое-либо соответствие реальному миру? Не стоит задавать себе такие вопросы, иначе вам придется поставить под сомнение основы своей собственной науки - а это можно делать лишь в двух случаях: или если вы планируете покинуть аспирантуру разочарованным в дисциплине и не защитившись, или если вы будущий нобелевский лауреат, который науку перевернет.

А нобелевский лауреат по экономике - например, Даниэль Каннеман, пишет вот что:

Framing effects: Different ways of presenting the same information often evoke different emotions. The statement that “the odds of survival one month after surgery are 90%” is more reassuring than the equivalent statement that “mortality within one month of surgery is 10%.” Similarly, cold cuts described as “90% fat-free” are more attractive than when they are described as “10% fat.” The equivalence of the alternative formulations is transparent, but an individual normally sees only one formulation, and what she sees is all there is. (Kahneman, Daniel (2011-10-25). Thinking, Fast and Slow (p. 88). Macmillan. Kindle Edition.)


90% нарезки не содержит жира! Ням-ням! Содержание жира в нарезке 10%. Бюээээ... А нарезка одна и та же. Глава называется What You See is All There is (Wysiati) - что разум человека так от природы устроен, что если он может не делать очевидных выводов - он их делать и не будет ("Система-2 не включается, пока справляется Система-1"). Применим это к нашим Учоным.

раз уж попытка покушения предпринята, ее успех приводит к повышению вероятности демократизации в последующие годы на 13%.


Как мы можем переформулировать это по Каннеману, уважаемые студенты?

Правильно. "В 6 случаях из 7 политическое убийство ничего не меняет - как не было демократии, так ее и не будет".

Но за такую статью, дорогие студенты, вы положительную рецензию от других Учоных не получите. Вы не нобелевские лауреаты, чтоб использовать Систему 2. Системы 1 хватит вполне.

Зная это, решайте - хотите вы в современную экономическую науку идти, или не хотите.

Впрочем, в школу Каннемана (она же "психологическая экономика"), а не к институционалистам я вам рекомендацию дам, лишних вопросов не задавая. Настоящий научный прогресс в экономике в наше время - именно там.