Category: архитектура

lapti

Суть вещей

- Учитель, как постичь суть вещей? - спросил у настоятеля монастыря Шаолинь Василия Иваныча его любимый ученик Петька.

- О Петька - ответил настоятель Василий Иваныч - истинный Путь к Природе Вещей лежит через познание Гармонии, Гармония ж - в связи всех Вещей явной и тайной. Видя у тебя кресало, несложно понять, что ты ходил возжигать благовония на удаленный алтарь Амиды-будды на вершине горы. Утомленному в дороге подкрепит силы сливовое вино. Сливовое вино разжигает плоть - значит, ты помышляешь сейчас не о мировой Гармонии, а о лотосовом цветке мастерицы боевых искусств Анки. Итак, кресало у тебя указывает, что ты любишь игру в тучку и дождик с красавицами. Пребывай в Гармонии, и истинная Природа Вещей начнет открываться тебе.

Погрузившись в мысли о связи всех вещей, Петька вышел из ворот монастыря и увидел украшенные носилки уездного начальника Фурманова.

- О славный богатырь Петька - окликнул его Фурманов. - Я прибыл в ваш монастырь, дабы возжечь курения перед уединенным алтарем Амиды-будды. Не сопроводишь ли ты меня туда, чтобы указать мне дорогу и зажечь мне благовония, так как я не взял кресало?

Любимый ученик Петька посмотрел на уездного начальника Фурманова, увидел сладкий взор, которым он смотрел на крепкие руки и широкую грудь Петьки, и испытал просветление.
boss

Мусульманская ювенальная юстиция

В Ницце мальчика восьми лет вызвали в полицейский участок за «оправдание террористических актов». ... Мальчика опросили и отпустили из отделения полиции через два часа. Адвокаты несовершеннолетнего считают, что действия полиции недопустимы из-за юного возраста ответчика. Отмечается, что полицейские попросили ребенка объяснить, что обозначает слово «терроризм», но он так и не смог дать вразумительного определения.

Великий визирь посылал к палачам все новых и новых грешников, и они уже образовали длинную очередь - старики, женщины и даже десятилетний мальчик, изобличенный и дерзком и вольнодумном увлажнении земли перед эмирским дворцом. Он дрожал и плакал, размазывая слезы по лицу. Ходжа Насреддин смотрел на него с жалостью и негодованием в сердце.

- Поистине, он опасный преступник, этот мальчик! - громко рассуждал Ходжа Насреддин. - И нельзя достаточно восхвалить предусмотрительность эмира, оберегающего свой трон от подобных врагов, которые чем более опасны, что прикрывают молодостью лет подозрительное направление своих мыслей. Не далее как сегодня я видел еще одного преступника, худшего и ужаснейшего в сравнении с этим. Тот преступник - ну, что бы вы могли подумать? - он совершил еще большее под самой стеной дворца! Любое наказание было бы слишком легким за подобную дерзость, разве вот посадить его на кол. Я только боюсь, что кол прошел бы через этого преступника насквозь, как вертел через цыпленка, ибо ему, преступнику, исполнилось всего-навсего четыре года. Но это, конечно, как я уже говорил, не может служить оправданием.