Юрий Аммосов, Солярный Миф (ammosov) wrote,
Юрий Аммосов, Солярный Миф
ammosov

Владимир, Дмитрий и третий срок

Кто б знал, что такие приемчики работают и в наши дни!

Побег из СИЗО N 4 обвиняемый в крупном мошенничестве Дмитрий Баженов совершил еще 24 июля, однако сотрудники столичного УФСИН установили, что он отсутствует в 204-й камере изолятора только 7 августа. Все это время за беглого зэка себя выдавал его сокамерник Владимир Гришов, решение об освобождении которого из-под стражи и вынесла судья Ярлыкова 24 июля. Правда, на заседание вместо господина Гришова из СИЗО был доставлен Дмитрий Баженов. Дмитрию Баженову, который был младше сокамерника на два года, инкриминировалась 4-я часть ст.159 УК РФ — "Мошенничество в особо крупном размере". Рассматриваться его дело должно было не в Басманном, а в Останкинском райсуде.

Как следует из представления председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой, 3 июня 2009 года Владимир Гришов был приговорен за покушение на мелкую кражу (ст.30 и ст.158 УК РФ) мировым судом Басманного района к шести месяцам колонии-поселения. Срок отбытия наказания исчислялся с 4 февраля, когда его взяли под стражу. 20 июня осужденный подал апелляцию на приговор, считая наказание "чрезмерно суровым". Ровно через месяц судья Елена Ярлыкова первый раз рассмотрела апелляцию. Однако из-за того что на заседание был доставлен только обвиняемый и пришел дежурный прокурор, а адвоката и потерпевших не было, слушание было перенесено на 24 июля. За четыре дня, прошедших между заседаниями, как указано в представлении, госпожа Ярлыкова не приняла никаких мер для вызова в суд потерпевших или их представителя, что "свидетельствует о формальном отношении судьи к рассмотрению данного дела". Именно потерпевшая сторона могла точно установить, что за одного заключенного выдает себя другой. В результате в ходе рассмотрения апелляции приговор мирового суда был снижен с шести месяцев до пяти месяцев и 20 дней, а обвиняемый освобожден в зале суда, поскольку данный срок уже отбыл под следствием и судом. Оказавшись на свободе, Дмитрий Баженов скрылся в неизвестном направлении — сейчас он находится в розыске.

В отношении заместителя дежурного по СИЗО N 4, капитана внутренней службы, который не выявил подмену заключенного, следственное управление по Москве следственного комитета при прокуратуре РФ возбудило уголовное дело по 293-й статье УК РФ ("Халатность"). По версии следствия, капитан просто обязан был идентифицировать заключенного перед доставкой его в Басманный суд. Во ФСИН, впрочем, говорят, что их коллега, очевидно, просто ошибся, да и заключенные Баженов и Гришов были похожи друг на друга.

Между тем председатель Мосгорсуда Ольга Егорова считает, что освобождение заключенного Баженова вместо Владимира Гришова стало возможным в связи с "явным пренебрежением судьей Ярлыковой" положениями уголовно-процессуального кодекса. А, согласно требованиям УПК, судья перед началом заседания должна установить личность подсудимого, его анкетные данные, место работы и прочее. В случае обнаружения расхождений в данных председательствующая на заседании "обязана принять меры для уточнения личности подсудимого".


О подобных вещах писал еще Солж:

...крупным ворам, убийцам был смысл смениться с каким-нибудь простачком-бытовичком. И сами они или их подручные подкладывались к такому и с участием расспрашивали, а он не ведая, что краткосрочник не должен на пересылке ничего о себе открывать, рассказывал простодушно, что зовут его, допустим, Василий Парфеныч Еврашкин, года он с 1913-го, жил в Семидубье и родился там. А срок -- один год, по 109-й, халатность. Потом этот Еврашкин спал, а может и не спал, но такой в камере стоял гул, а у кормушки отпахнувшейся такая теснота, что нельзя было пробиться к ней и услышать, как за нею в коридоре быстро бормочут список фамилий на этап. Какие-то фамилии перекрикивали потом от дверей в камеру, но Еврашкина не выкрикнули, потому что едва эту фамилию назвали в коридоре, урка угодливо (они умеют, когда надо) сунул туда свою ряжку и быстро тихо ответил "Василий Парфеныч, 1913-го года, село Семидубье, 109-я, один год" -- и побежал за вещами. Подлинный Еврашкин зевнул, лег на нары и терпеливо ждал вызова на завтра, и через неделю, и через месяц, а потом осмелился беспокоить корпусного: почему ж его не берут на этап? (А какого-то Звягу каждый день по всем камерам выкликают.) И когда еще через месяц или полгода удосужатся всех прочесать перекличкой по ДЕЛАМ, то останется одно дело Звяги, рецедивиста, двойное убийство и грабеж магазина, 10 лет, -- и один робкий арестантик, который выдает себя за Еврашкина, на фотокарточке ничего не разберешь, а есть он Звяга и запрятать его надо в штрафной Ивдельлаг -- а иначе надо признаваться, что пересылка ошиблась. (А того Еврашкина, которого послали на этап, сейчас и не узнаешь -- куда, списков не осталось. Да он с годичным сроком попал на сельхозкомандировку, расконвоирован, имел зачеты три дня за один или сбежал -- и уже давно дома, или верней сидит в тюрьме по новому сроку.) -- Попадались чудаки и такие, которые свои малые сроки ПРОДАВАЛИ за один-два килограмма сала. Рассчитывали, что потом все равно разберутся и личность их удостоверят. Отчасти и верно.

Впрочем, как пишет П. Якубович о "сухарниках", продажа сроков бывала и в прошлом веке, это -- старый тюремный трюк.


Думаю, явно не за кило сала, но срок Вовка Митьку продал.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments