June 23rd, 2010

boss

Кадровая политика в области культуры

Единой России в последнее время везет на ее официальных идеологов и культуртрегеров. То Лебедев, получив от депутатов ЕР 50 миллионов на дизайн, назовет их пидарасами. То Гельман на следующий день после назначения окормителем всея Руси пообещает учинить антиправославную выставку. Ладно б Гельман - он волен верить во что хочет, хотя, как я уже писал, выставка может считаться смелой, если там не иконы торпором рубить будут, а скажем, будет изображен сортир с листками из талмуда или корана на гвоздике. А вот как руководству ЕР с владыкой патриархом теперь общаться? Кир Кирилл не кир Алексий, резанет с плеча, что думает.

Вот же ж кадры им из АП прислали!

PS. Поскольку Гельман, как обычно, придет и спросит, за что я его так не люблю - отвечу сразу: за неоригинальность, отсталость и третичность.
lapti

Генплан-2025 (из 1925 года)

С террасы, где я стоял, открывалась в синеватой мгле вечера часть города, некогда пересеченная грязными переулками Тверской. Сейчас, уходя вниз, к пышным садам Москвы-реки, стояли в отдалении друг от друга уступчатые, в двенадцать этажей, дома из голубоватого цемента и стекла. Их окружали пересеченные дорожками цветники - роскошные ковры из цветов. Над этой живописью трудились знаменитые художники. С апреля до октября ковры цветников меняли окраску и рисунок.

Растениями и цветами были покрыты уступчатые, с зеркальными окнами, террасы домов. Ни труб, ни проволок над крышами, ни трамвайных столбов, ни афишных будок, ни экипажей на широких улицах, покрытых поверх мостовой плотным сизым газоном. Вся нервная система города перенесена под землю. Дурной воздух из домов уносился вентиляторами в подземные камеры-очистители. Под землею с сумасшедшей скоростью летели электрические поезда, перебрасывая в урочные часы население города в отдаленные районы фабрик, заводов, деловых учреждений, школ, университетов... В городе стояли только театры, цирки, залы зимнего спорта, обиходные магазины и клубы - огромные здания под стеклянными куполами.

Такова была построенная по моим планам Москва двадцать первого века.